СТАТЬЯ

ОПАСНЫЕ БОЛЕЗНИ ВЕКА

В наши зловеще-мрачные дни почти полной духовной опустошенности, когда, с одной стороны, наглое наступление ведет на нашу святую православно-христианскую веру неистовое безбожие, а, с другой стороны; человеческими массами владеет равнодушие и полное безразличие к вере вообще, вследствие чего весьма многие опускаются морально до уровня жизни скотской, в полном смысла слова «прилагаются скотом несмысленным и уподобляются им», по выражению Писания, очень-очень редко от кого можно услышать голос здравого смысла – призыв к образумлению и коренному изменению своего настроения и образа жизни. Вместо этого, раздаются голоса, совершенно тщетно пытающиеся лечить страшную болезнь века сего какой-то туманной философией – сумбурной смесью христианского учения с гностическими лжеучениями первых веков христианской эры, давным-давно разоблаченными и осужденными Вселенской Церковью. Этот «нео-гностицизм», или что то же, «нео-христианство», сейчас в большой моде у тех, кто поняли духовную пустоту безбожия, но к Церкви Христовой по-настоящему придти не смогли, не сумели, остановившись где-то на полдороге. Многие из них даже готовы считать себя истинными христианами, но истинная Церковь Христова им чужда: они хотели бы создать для себя какую-то новую «церковь», по своему вкусу, в соответствии со своими самочинными настроениями. Эти люди – готовый материал для так наз. «экуменического движения», которое как раз, не удовлетворяясь ни одной из существующих «церквей», в том числе и Церковью Православной, стремится к созданию такой новой «церкви», долженствующей объединить, по их замыслу, все вероисповедания и даже все религии вообще.

Наряду с этим наблюдается и чисто-рационалистическое стремление – попытка, во что бы то ни стало сделать легко-объяснимыми, понятными для ума все непостижимые тайны Божества и действия Божественнаого Промысла, вместо того, чтобы принять их просто и безхитростно, не разсуждая и не мудрствуя лукаво, как они есть – как изложены они в Священном Писании и искони принимались всею Церковью.

Все эти «новые пути» в православном богословии, которые пытаются «открывать» эти современные «богословы», в погоне за «модой» и ища для себя популярности, чрез угождение вкусам современных людей, которые далеко отошли от истинной веры и Церкви и даже гнушаются слишком большой простотой Христова учения, представляющейся им детской наивностью, часто идут совершенно вразрез со словом Божиим и учением святых Отцов Церкви, но это их не смущает. Они прибегают к изворотливым домыслам собственного ума и порою к типичной «казуистике», лишь бы все перетолковать на свой лад, дабы обосновать эти свои «новые пути», «доказав» якобы «ошибочность» старых, традиционных.

Все они, как «мистики», так и «рационалисты» забывают одно, самое важное, что учение Христово и спасительная вера во Христа, это – не философия, основанная на выкладках ума человеческого, а Богооткровенная Истина, которую принес Он, по Его собственным словам, от Отца Своего Небесного (Ин. 8, 26; 40), и что это – не умствование, а «дух и жизнь» (Ин. 6, 63), а потому оно воспринимается не умом, а верующим сердцем. Все Божественные истины не «обмозговывать» нужно, а, просвещая и согревая ими свое сердце, воплощать их в своей жизни – жить ими, благоговейно преклоняться перед ними, не дерзая как-то «анализировать» и «рационализировать» их своим умишком, а только духовно питать ими свои души.

Таков единственно-правильный, согласный с учением Святой Церкви, путь истинного православного христианина, который в наше время многим кажется слишком уж простым, и они предпочитают изобретать для себя какие-то более сложные и, как им кажется, глубокомысленные пути, зачастую какие-то весьма туманные и совсем путанные, далеко уводящие от весьма простой, в сущности, и безхитростной Истины Христова учения.

Стыдясь каким-то ложным стыдом в наш якобы «просвещенный век» прослыть «отсталыми консерваторами», они естественно становятся «модернистами», хотя не все в этом готовы признаться и перед другими и даже перед самими собой, заносчиво и самонадеянно утверждая, что именно они-то и являются «настоящими православными».

Причина такого их настроения – конечно, не что иное, как гордыня, превозношение своим собственным умом, якобы постигшим то, чего не дано было постигнуть другим, людям «отсталым», недостаточно образованным и культурным. Эта гордыня учит их относится с самой острой, порою, даже злобной, критикой ко всем, кто не разделяет их самочинных умствований и держится чистого евангельского учения и векового предания Святой Церкви. На всех не принимающих их самочинных и самоуверенных измышлений они нередко смотрят свысока, с самодовольным презрением, как на каких-то «невежд», хотя сами, по слову Писания, злословят то, чего не понимают (2 Петр. 2, 12), увлекаясь своим «надутым пустословием» (2 Петр. 2, 18).

Не замечая своей собственной одержимости самой настоящей гордыней, они очень охотно любят находить гордыню у других, которые всего-навсего хотят только хранить истину Христова учения и Предание Святой Церкви неповрежденными и неискаженными и дорожат чистой Правдой церковной, не соглашаясь идти их «новыми путями», а держаться того, во что в нашей Святой Церкви веровали всегда, везде и все.

Ко всем таким «мудрецам века сего» вполне можно отнести красочную поговорку великого Оптинского старца Амвросия, который любил свои поучения излагать в стихотворной форме: «Где просто, там ангелов со сто, а где мудрено – там ни одного». Евангельское учение просто и, по словам Самого Христа-Спасителя, доступно восприятию его «младенцами» (Mф. 11, 25), а потому совершенно незачем искусственно усложнять его и затуманивать какими бы то ни было собственными домыслами и философскими умствованиями, в особенности же, когда все это идет вразрез с учением Слова Божия и свв. Отцов Церкви, или не может быть на этом учении обосновано. Все, что не согласно с учением святой Церкви, должно быть нами решительно отвергнуто, сколь бы оно ни казалось кому-либо привлекательным с виду, особенно когда это касается основных истин, или догматов нашей святой веры. Тут уж вовсе недопустимо утверждать что-нибудь «от себя», не имея на то ясного основания в Священном Писании и учении св. Отцев Церкви.

Безконечно жаль тех, кто от полного неверия и безбожия или от равнодушия к вере попадает в руки таких «философов», выдающих свою самоизмышленную «философию» за чистое млеко Христова учения! Им не легко потом отделаться от этого помрачения ума и сердца и прийти к действительно-чистой вере во Христа и Его Святую Церковь. Многим слишком уж импонируют такие «оригинальные мыслители», и они слепо идут за ними, как за непогрешимыми учителями веры. Да и трудно бывает иногда разобраться в том подлинном «тумане», который напускают эти «учителя» даже на самые, казалось бы, достаточно ясно изложенные и в Священном Писании и в Священном Предании истины нашей святой веры.

Дабы не попасться в сети этой модерной мнимо-христианской «философии», надо прежде всего помнить, что учение Христово это – не «философия», а «дух и жизнь», и учиться ему нужно не у модных «философствующих учителей» слишком уж прогрессивного 20-го века, хотя бы они и были облечены в священные одежды, а непосредственно по священным книгам Нового Завета, пользуясь исключительно авторитетными толкованиями великих Отцов Церкви и ища духовного руководства у тех, кого за христианские подвиги и святость жизни прославила Святая Церковь и кто следует стопам свв. Отцев, проповедуя чистое учение Святой Церкви, без всяких собственных домыслов и своеличных соображений.

Из таких ближайших к нам по времени авторитетных руководителей духовных мы, с полной убежденностью и доверием к ним, можем, в первую очередь, назвать святителей Игнатия (Брянчанинова), Феофана, Вышенского Затворника, Оптинских старцев и уже официально прославленного нашей Русской Православной Церковью Заграницей святого праведного Иоанна, Кронштадтского чудотворца.

Их авторитет велик потому, что они, ничего не прибавляя «от себя», следуют учению древних св. Отцев Церкви, и сами прославились святостью своей жизни, уча нас не только словом, но и делом.

Да будут они нашими учителями веры и благочестия, если хотим мы идти правым и незаблудным путем, без всяких yклoнeний и отклонений от подлинного учения нашей Св. Церкви!

Архиепископ Аверкий (Таушев)

(В начало)